Собор Михаила Архангела

День памяти Иоасафа Белгородского и Митрофана Воронежского

Святитель Иоасаф Белгородский


Слово о любви к Богу


    Как недалеко от нас Вечная жизнь, христоносный слушатель? Только с двумя ступенями лестница стоит перед старающимися дойти до нее, как слышали ныне из Евангелия от Луки, которое читалось. Эти ступени, я разумею, – любовь к Богу и сродная ей любовь к ближнему. Сказано: «возлюбиши Господа Бога твоего от всего сердца твоего, и от всея души твоея, и всею крепостию твоею, и всем помышлением твоим, и ближнего твоего, яко сам себе» (Лк.10:27). Заповедь эта не нового составления. Она древняя, была дана ещё давно через Моисея по случаю спасительного вопроса о том, что писано в законе. Если она была нужна для хранения ветхозаветными законниками, то новоблагодатным людям есть большая потребность её исполнять, потому что они получили от Бога большую любовь к себе. Заповедь эта – любить Бога и любить ближнего – кажется малою и лёгкою. Но если бы её исполнять, то желающим спастись не было бы более любезного, чем заниматься ею. В этих двух заповедях вся сила закона и пророков.


    Как же это может быть? Так, когда кто первые четыре из десяти данных чрез Моисея заповеди принимает и исполняет, как-то : «Аз есмь Господь Бог твой»; «не сотвори себе кумира»; «не приемлиши имени Господа Бога твоего всуе»; «помни день субботний, еже святити его» (Исх.20:2,4,7,8), – то какую добродетель исполняет, как не любовь к Богу? О Боге и речь идёт. Последние же шесть, как-то : «не убиеши», «не прелюбы сотвориши», «не украдеши» и другие (Исх.20:13-15), – эти же касаются любви ближнего. Таким образом, исполняющий эти две заповеди исполняет весь закон. Другого пути, который бы вёл более последовательно к наследованию Вечного Жития, кроме того, чтобы любить Бога и любить ближнего, мы не находим. Любить Бога закон велит в четыре раза более, чем любить ближнего: и от всего сердца, и от всей души, и всею крепостию, и всем помышлением, а ближнего – однажды и так, как самого себя. О любви к ближнему мы скажем после. Указанные свойства любви к Богу: сердце и душа, крепость и помышление – находятся между собой в близком родстве. Ведь сердечное действие – что, как не душевное, и что душевное, как не мысль, и от них рождающаяся крепость? Но мне представляется, что четверица слов этих может основательнее показать, в частности с четырёх сторон, как любить Бога, достойного любви сверх меры.


    Что значит любить Бога от всего сердца, как не то, чтобы любить Его как своего Бога Создателя? От всей души любить как Царя, а всею крепостию – как Отца, всем помышлением – как Судию. Полагаю, что это рассуждение не будет противным писанному древле в законе и что, справедливо требует от нас в новой благодати закон, исполнить свою любовь к Богу в четыре раза более. Никто не восстанет против этого, когда прежде всего вспомним про любовь Божию как нам, как сам Он такою мерою возлюбил нас. «Мы, – говорит апостол, – любим Его, яко Той первее возлюбил есть нас» (1Ин.4:19).


    Отсюда научаемся усерднее любить Бога и ради Бога – своего ближнего.


    Итак, последуем этому порядку!


    Бог нас возлюбил как Бог. Спрашиваю вас, мудрые слушатели, кто вначале понудил Его создать столь прекрасный свет? Кто сотворил солнце и луну? Кто украсил небо звёздами и рассыпал цветы по земле? Кто пустил по воздуху птиц и по пустыням разогнал зверей? Кто излил воду и наполнил рыбами? Кто же насадил и рай и для кого все это, как не для нас одних? Наконец, сверх всего этого персть взял от земли и от брения, из смрадного болота, создал столь дивное творение – человека, вдохнул в него дух жизни, почтил его свободною волею, дал естественный закон для его хранения, и сделал господином над тварию, все покорил ему под ноги. Никакой Ему нужды в этом не было, то действовала одна только милосердная любовь Божия к человеку ещё прежде его создания. И когда так возлюбил и возвысил его, когда только что чуть не сравнял с Ангелами, «ибо умалил еси его малым чим от Ангел» (Пс.8:6), то какая была за это от человека благодарность? Ничем не был благодарен человек; он пошел против Бога, задумал быть равен Ему, как и сатана изначала. Но тотчас ту же и потерял к себе любовь Божию. По праведному суду Божию ненавидящий Бога бывает ненавидим. Господин твари переменяется в её раба. Хотевший сравняться с Богом осуждается с диаволом.


    Но навеки ли так погибает? Нет, не забыл Милосердный Бог дело Своих рук, которое создал по любви, чтобы оно до конца было возненавидено. Опять явил Свою любовь к человеку и уже как Царь дал в помощь закон. Перстом своим начертав: «Аз есмь Господь Бог твой… да не будут тебе бози инии разве Мене» (Исх.20:2-3), объявляет торжественно, с трубами, в огне, среди великого трепета, в общее сведение народа, чрез избранника Своего Моисея, как бы говоря: забылся человек, не помнит, чьё он создание, и перестал любить Меня; итак, дай ему для напоминания на письме эту заповедь: «Аз есмь Господь Бог твой» – с прибавлением: «возлюбиши Господа Бога Твоего», с таким под угрозою смертной казни предупреждением: «иже пожрет Богом убиен будет». Этим привёл Израиль в трепет. Одержимые страхом, люди обращаются к нему и проявляют свою готовность послушания заповеди, только бы Сам Бог по нетерпимому для них ужасу не говорил, и сказали Моисею: «Глаголи ты с нами, да не глаголет к нам Бог, да не когда умрем» (Исх.20:19). Поэтому Моисей, ободряя не бояться, указывает причину страха, проявленного при вручении закона. Уповайте, сказал, – «дерзайте: искушения бо ради приде Бог к вам, яко да будет страх Его в вас, да не согрешайте» (Исх.20:20). То есь да не отступите от Него и не отпадете снова от Его любви. Так Бог как Царь вторично человека, заслужившего Его неблаговоление, суровым законом заставил возвратиться к Его любви. Но страх этот в отцах наших долго ли продержался, ужели они это царское повеление сохранили неповрежденным, ужели вошли в любовь Божию, ужели примирили? О какое бедствие! О жестокосердый народ! Дотоле была любовь, доколе страх был видим перед очами. Потом – горькое раздражение; пошли по страстям, оставили Бога, создавшего их, и обратили любовь свою к твари, стали поклоняться изваяниям. Снова стали мерзкими пред Богом, впали в лютейшую беду. Совершенно прогневался Бог, и чрез пророка Осию под образом сына отринул прочь от своей любви. «Прозови, – изрек, – имя ему, не людие Мои: зане вы не людие Мои, и Аз несмь Бог ваш» (Ос.1:9). О сколь лютое сиротство! Создание было уже отринуто своим Создателем!


    Посмотрим же, что далее делает Бог. Когда уже по всем правилам справедливости нельзя было человеку быть помилованным, там Бог, воспомянув о нем, еще большую являет милость. Как Отец, Он положил твёрдую любовь, Благий, Он послал в мир Единородного Своего Сына в очищение, да будет Он Примирителем и Ходатаем пред Ним за нас. Он, придя, закон Моисеев, начертанный перстом Отчим, подписал кровию Своею, нещадно за нас излиянною; запечатлев Своею смертию, преподал нам новый милосерднейший закон, без громов, без страха и в меньшем числе – только в семи Таинствах, и тем воссоединил нас в такую любовь, что не только примирил нас с Богом, Отцом Своим, но исходатайствовал нам ещё и сыновство. «Елицы же прияша Его, даде им область чадом Божиим быти» (Ин.1:12).


    «Еяже ради вины не стыдится братию нарицати их» (Евр.2:11). Отсюда-то мы и в нуждах наших прибегаем дерзновенно к Небесному Отцу и, как плачущие дети, просим у Отца на каждый день хлеба. «Отче наш…хлеб наш насущный даждь нам днесь» (Мф.6:9,11). И бывает слышимы в молитвах. «Иже убо Сына Своего не пощаде, но за нас всех предал есть Его, како убо не и с Ним вся нам дарствует» (Рим.8:32).


    Итак, христолюбцы, вникнем, сколь великую любовь явил нам Небесный Отец, когда не пощадил отдать за нас Своего Единородного Сына, чтобы сделать нас сынами. Каждый, размышляя об этом, внесет в отношении себя справедливое решение. Следовало бы нам, презирающим эту любовь, вовеки не являть милости, но, не терпя более, воздать каждому по делам без пощады. Павел взывает: «Отверглся кто закона Моисеева, без милосердия при двоих или троих свидетелех умирает. Колико, мните, горшия сподобится муки, иже Сына Божия поправый и кровь завета за скверну возмнив, ею же освятися, и Духа благодати укоривый?» (Евр.10:28-29). Не мы ли, освящённые Его кровию и пребывающие в нерадении, этой муки бываем ежечасно заслуживающими? Но и здесь Бог вконец всегда, как Судия на осуждённом, проявляет на нас любовь. Не взыскивает за грехи, избавляет от мучения, день за днем ожидая покаяния, как вертоград, плода на бесплодной смоковнице.


    Таким порядком Бог, возлюбив нас и видя столько потерянную и теряемую нами Его любовь, опять её восстанавливает и по написанному древле в законе: «возлюбиши Господа Бога твоего от всего сердца твоего, и от всея души твоея, и всею крепостию твоею, и всем помышлением твоим», чрез исповедание нынешним евангельским законником ищет взаимно любви от нас. Ибо ему Иисус сказал: «Сие сотвори и жив будеши» (Лк.10:28). А в залог той любви от нас к Себе, чтобы, не видя Его пред глазами, не отпадали от неё, как бы некоего надзирателя, учреждает вторую любовь к ближнему, которого вы видим пред собою и подобострастного, как себя, любить. Именно себя любить и ближнего, сказал, яко сам себя. Думаю, что ни для кого не надо толковать, что значит любить Бога. Знаем апостола, говорящего: «Сия бо есть любы Божия, да заповеди Его соблюдаем» (1Ин.5:3). Но время уже сказать, как Его любить: от сердца, всей души, и крепостию, и помышлением.


    Тот каждый любит Бога от всего сердца, кто сердцем чистым нелицемерно исполняет Его заповеди, отсекая прочь исходящие из него, по слову Христову: «помышления злая, убийства, прелюбодеяния… татьбы, лжесвидетельства, хулы» (Мф. 15:19) и другое сему подобное. Этот вид любви к Богу проистекает из самого естества. Возьмем подобие от четырёх стихий: как они стремятся к своему основанию, когда земля падает на землю, воздух растворяется с воздухом, когда огонь рвется вверх к огню. Бог – средоточие сердца нашего. Как Сам Он чист, так по образу Своему и подобию соделал в нас сердце чистое и смыслящее разуметь доброе и злое.


    Когда по сердечному влечению без всякой угрозы и принуждения убегаем от зла и творим благое, от сердца тогда исполняем божественные заповеди, а исполняя их, проявляем любовь к Богу, любя от всего сердца как Бога своего Создателя. Какое Он сердце создал чистым, такое к Нему и обратим. Всякий тот любит Бога от всей души, кто ради великой любви к Нему своей души, то есть живота своего, не щадит, по совету евангельскому: «иже бо аще хощет душу свою спасти, погубит ю, и иже аще погубит душу свою Мене ради, обрящет ю» (Мф.16:25). Этот вид любви к Богу воспримем от мучеников. Они так возлюбили Его, что и души за Него положили. Что же? Есть ли нужда воскрешать Нерона или Диоклетиана или предаваться Максимилиану, чтобы для любви Божией отрешили нас от живота? Нет! Не о таком мученичестве говорю, но о подобном ему; речь не о лишении живота, но о добровольном страдальчестве, о самоотвержении и умерщвлении живущих в нас страстей, которые, как душа в теле, живут и движутся в наших чувствах. Если их оставим живыми – погубим душу; если же их погибели ради любви Божией – обретём свою душу в Вечной Жизни. Но нам не будет нужды искать мучителей, когда начнем худшее покорять лучшему. Например, если любезна нам слава человеческая – побежим от неё прочь. Вот нам будет и Нерон, отсекающий ноги. Если богатство любезно – расточим его в раздаянии милостыни. Вот и Диоклетиан, отнимающий руки и всего раздробляющий колесами на части. Если красота телесная веселит нас – отвратим от неё очи. Вот наш Максимилиан, выкалывающий очи. А сколь мучительно оставить любящим всё это, нельзя выразить. Лучше бы с душою расстаться, чем остаться без них. Я сказал об этом только для примера. Об остальном подумаем про себя, какие живут в нас страсти, и что с ними за борьба, и что это за мучители, когда начнётся попытка отстать от них и оставить. «Кая бо польза человеку, аще мир весь приобрящет, душу же свою отщетит?» (Мф.16:26). Ни здесь пользы, ни в будущем веке. Здесь, хотя славен будет, да смерть лишит чести, когда сделает безобразным. Хотя и богат, да ничего с собой не возьмёт, разве три аршина земли. Хотя и прекрасен, да гроб покроет прахом, а бедной душе, когда окажется заключенной в аду, какая польза? Поэтому мы, желающие любить Бога, всегда должны мертвость Господа Иисуса на теле своём нести и таким образом возлюбить Его от всей души, как Царя, ибо будем как добрые воины, вооружившиеся в броню и за царскую любовь предающие свой живот.


    Тот каждый любит Бога всею крепостию, кто не предпочитает Его любви ничего: ни отца, ни мать, ни братию, ни друзей, по завету евангельскому: «иже любит отца или матерь паче Мене, несть Мене достоин» (Мф.10:37). Этот вид любви к Богу позаимствуем от малых детей, питающихся молоком. Они, которым ещё руководительница – беззлобие, когда временно не видит пред глазами родивших и кормящих их, находятся в скуке и старательно ищут их, пока не найдут. Такой крепости любви научимся и мы, желающие любить Бога. Станем всегда помнить, как Он нас согревает, одевает, питает, более же всего – как Он неистощимою пищею предложил нам ежедневно в трапезу хлебом Тело, а вином – Кровь Своего Единородного Сына. Сколь велики приготовил сокровища в будущем нашем Отечестве. Памятуя это, взыщем Его с Павлом, желая более всего разрешится от тела и к Нему пойти. Потужим с Псалмопевцем, говоря: «возжада душа моя к Богу Крепкому, Живому; когда приду и явлюся лицу Божию» (Пс.41:3).


    Так, любящий Его, станем любить Его всею крепостию, как Отца. Тот любит Бога всем помышлением, кто, нося в уме того неключимого евангельского раба, что ввержен был в тьму кромешную, и, сознавая на себе долготерпение Божие, исправляет жизнь покаянием. Этот образ любви к Богу воспримем от осуждённого на смерть злодея. Как он, когда уже нет никакой помощи и за свои дела достойно присуждается к смерти, и стоит уже связанным, и видит мучителей, готовящих орудия: встряски, огонь, рожны, колёса, топоры и прочее, весь трепещет и ужасается часа смертного. И когда к такому осужденному Судия внезапно изменяется и являет милосердие, освобождает от мук и смерти, то какой любви он исполняется к Судии? Об этом можно уразуметь из евангельского слова: «емуже мало оставляется, меньше любит» (Лк.7:47), а когда больше, то больше и любит Оставляющего грехи. Что же более оставить, как не то, чтобы, простив все злодеяния, даровать жизнь? Это и есть любовь превосходящая. Так и мы, желающие любить Бога, станем помышлять, как долготерпит к нам, достойным вечной муки, праведный Судия, как угрожает скрежетом зубовным, червем неусыпающим, вечным плачем и как прощает невнимающим лютые согрешения, ожидая покаяния. Обратимся же, наконец, к исправлению и, созерцая как бы сущим пред очами грозного Судию, восплачем, взывая: «Господи, потерпи на мне, и вся Ти воздам» (Мф.18:26). Итак, по решимости станем исправлять день за днём развращённую жизнь, всегда держа в душе: «предзрех Господа предо мною выну, яко одесную мене есть, да не подвижуся» (Пс.15:8). Так, себя исправляя, станем любить Бога как Судию всем помышлением, и эта любовь Бога удовлетворит нас.


    Возлюбим же, наконец, ещё Бога ради ближнего своего. Не надо много речей, как Его любить в этом смысле, чтобы изъяснить. Ясное толкование – в самой Божественной заповеди, когда говорит: яко себе самого. Кто замечал, как мы себя любим, не спрашиваю. Хорошо знаю, что никого нельзя вернее любить, как самого себя. Что делается в человеке, когда он не хочет быть в наготе, не обещает быть нищим и попрошайкою, не желает терпеть никакой нужды? Всякий скажет мне, что благополучие наиприятнее злополучия.


   Откуда же расположение к первому, а не к последнему, как не от природной к себе любви?! Так и своего ближнего мы должны любить: чего не желаем себе, не станем делать ближнему, и не только не делать, но и желать. Какой судия желал бы быть судимым и входить чрез волокиту изо дня в день в убытки и беспокойство? Не думаю, чтобы кто-либо пожелал этого! И ближнему этого не делай. Кому приятно, чтобы с него сняли одежду? Никому. Так ближнему не делай обиды. Кто захотел бы алкать, жаждать и денно и нощно терпеть мороз в наготе? Никто. И ближнему своему не будь желателем подобного. Тот же будет не желающим этого ближнему, кто, видя слепых, хромых, нагих, бедных на улицах города, скитающихся ради пропитания, и, размышляя в себе, как бедно наше состояние, как все родились не в парче, нагими вышли из чрева, нагими и в гроб пойдем, да кто лучше припомнит, что Христос не за князей только и благородных, но и за нищих равно пролил кровь Свою, а мы не милосердствуем о нашей братии сотворить с ними милость. Словом, всякое дело милосердное, что евангелист Матфей достаточно полно показал, явленное ближнему, есть проявление любви к Нему: голодному дать хлеба, напоить жаждущего, ввести в дом странника, одеть нагого, посетить больного, посострадать сидящему в тюрьме – вот есть любовь к ближнему, от ближнего восходящая к Богу. Поступая так, и мы возлюбим Бога и ближнего своего, как себя самих, и так исполним закон Божественный. И в Боге пребудем, и Бог в нас пребудет. «Бог бо, – сказано, – любы есть, и пребываяй в любви, в Бозе пребывает, и Бог в нем пребывает» (1Ин.4:16).


    О Боже наш! Возлюбил нас и любишь, пребудь же в нас неотлучно. Когда любовь Твоя в нас пребывает, и Ты пребудешь, из того всё познаем, когда Тобою возлюбленную, по Тебе, Отце Небесном, нами обладающую,всем любезную и всех любящую матерь нашу венценосную Елисавету даруешь нам в долготу дней, скипетр царства своего держащую. Уповающие на Тебя к Тебе взываем: Господи, спаси Царя и услыши нас, в оньже аще день призовем Тя. Аминь.



Святитель Митрофан Воронежский


Духовное завещание святого Митрофана, епископа Воронежского


   Безмерным благоволением и неизреченной благостью Всетворца нашего Бога человек, сотворенный и созданный на существование вечное по образу и по подобию Его, уже не придет в ничто никак и никогда. И его долг по всякому образу своим благородством душевным знать и славить Бога, обращаться к Нему, уповать на Него и обо всем, по учению святого апостола Павла, благодарить, с какой Своей премудростию (см.1Сол5:18) Он все сотворил и всегда творит и претворяет, как хочет, все дела и вещи Промысла на пользу человеку – чтобы всячески в высокой блаженной жизни возобладать заповеданным имением, о котором Сам Пресладчайший Спаситель наш Иисус, возводя нас в первое достояние небесного наследия, сказал: «встаньте, пойдем отсюда» (Ин.14:31). И здесь, сколько бы лет кто ни жил, все же принимает конец жизни по пределу Божию и разрешается от жизни всякий мудро созданный человек: тело естественное, природное сродной четверке стихий предается, душа же на правосудие Божие забирается и наследует или благое, или злое воздая­ние по деяниям, которые сделала вместе со своим телом.


   Итак, благостью Его, Творца моего, я, раб грешный Господа Бога Митрофан, епископ Воронежский, родился в этот мир от родителей благочестивых и воспитан во благочестии нерушимом Восточной Церкви в православной вере и достиг судьбами Божиими состарения лет – ныне седмидесяти, пророческой меры святого Давида, и естественной крепостью моего тела изнемогаю.


   Потому, памятуя о смерти и о последнем разрешительном часе, когда все равно пойду отсюда к моему Богу Творцу отдать естественный долг, ныне, здравствуя умом и в целости разума, я решил мое духовное последнее распоряжение моей воли написать письменно, чтобы душе и телу моему сотворить помощь, и прещедрый Владыка наш Господь даровал бы милосердие Свое мне, смиренному и грешному.


   Также тем, кому подобает исполнить мое намерение ради Господа Бога, здесь завещаю, прошу и молю и о себе исповедуюсь.


   Во-первых, исповедую этим писанием мою веру, что верую в Бога, во Святой Троице Единого, по учению Самого Спасителя нашего Бога, по проповеди святых благопроповедников апостолов и богоносных отцов Святой Восточной Церкви, и во все, что святые отцы, собранные на семи Вселенских Соборах Духом Святым, передали и научили, – в том до моего последнего издыхания пребываю, как истинный сын Святой Восточной Соборной и Апостольской Церкви, несомненно. Когда же душа моя грешная разрешится от союза плоти ее, вручаю эту душу свою непобедимому благоутробию премудрого Бога, создавшего ее, да примет ее милостиво, как свое создание; тело же мое окаянное и кости грешные предаю матери всех, от которой взяты были, чая восстать совершенным из нее в воскресение мертвых при последней трубе.


   Затем завещаю ныне, братия, и наше смирение и моление примите, о чем молю вас, и по смерти сотворите мне послушание ради Господа Бога. Священный чин всей моей епархии: священноигумены, священноиноки и мирские иереи и диаконы и весь священный чин, – сохраните себя от всяких скверных сатанинских нечистых дел; как говорит Златоуст, отвергните от себя пьянство, объядение, лишитесь тяжбы, и свар, и хулы на друга своего и скверного взяточничества, клятвы и лжи, скупости, и ненависти, и лукавства, блуда и всякой нечистоты избегайте. Со всяким вниманием живите и заповедям Господним внимайте – этому учитесь, к этому друг друга понуждайте, чтобы вам непорочными предстать на Страшном и грозном Суде во Второе Пришествие Христово, когда будет Бог судить всей вселенной, и внимайте, какое слово воздадите о людях, которые в пастве вашей. Потому каждый попекитесь о своем спасении и образ собой людям покажите во всяком благочестии, как евангелист Матфей повествует, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного (Мф.5:16); вам ведь придется и ответ воздать о своем стаде. Иоанн Златоуст говорит: если кто одного из своей паствы погубит по небрежности, не все ли свое потеряет спасение? Простой человек, согрешив, за свою одну душу ответ воздаст Богу, а игумен и иерей – за многих людей из своей паствы воздадут Богу ответ; которые сами молоко и шерсть от стада принимают, а об овцах не заботятся, о которых слово должны воздать в тот великий день, – как сможете избежать, если настолько не радеете о спасении?! И опять Господь сказал: Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царство Небесное человекам, ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете (Мф.23:13).


   О том же сказано у Иезекииля пророка: сын человеческий! Я поставил тебя стражем дому Израилеву, и ты будешь слушать слово из уст Моих, и будешь вразумлять их от Меня. Когда Я скажу беззаконнику: «смертью умрешь!», а ты не будешь вразумлять его и говорить, чтобы остеречь беззаконника от беззаконного пути его, чтобы он жив был, то беззаконник тот умрет в беззаконии своем, и Я взыщу кровь его от рук твоих. Но если ты вразумлял беззаконника, а он не обратился от беззакония своего и от беззаконного пути своего, то он умрет в беззаконии своем, а ты спас душу твою (Иез.3:17-19).


   Потому и мы, сыны и братия мои, услыхав от Владыки нашего Бога, даровавшего нам такие дары, больше же от святых отец почести и хвалы, не украсим ли сами себя кротостью и смирением и всяким благочинием и каждый да подвигнемся о своем спасении, а больше – о людях. Иоанн Златоуст говорит так: Владыка наш ради нас умер, ты же ни слово не произносишь, – и какую будешь иметь милость, какой ответ получишь, как предстанешь на Судищи Христовом со дерзновением, скажи мне? Стольких душ презрев погибель, ты ли чист от крови всех? Эти ­слова предстанут в день Господа нашего Иисуса Христа мне и вам. И если покоритесь заповедям Господним, о чем я вам много возвещаю, они подадут вам дерзновение на Страшном Суде Христовом; если же преслушаете заповедь Господню и наше указание, – я без сомнения благовестил вам весь совет Божий, но и дал серебро торгующим: вам же следует умножить данное и заимствовать послушание пользой ко спасению наших братий, – но неужели обременительно и тяжко благовестить?..


   Вам, так согрешающим, молчать – обременительно и тяжко, ибо на вас, покрывающих и в том растлевающих, молчание наводит пагубу. Потому, сыновья и братия, послушайте того же Златоуста, говорящего: потому, если и согрешишь сам по себе, ничем таким не пострадаешь; но если ты иерей, то ты погиб. И многие о том подобные свидетельства – в Божественном Писании, к подвигу нашего исправления, а христианской нашей веры подтверждения, и народам – чтобы исправлять благочестие. Тем же убо, сыновья и братия, слышав об этом страшном наказе Божием к пророку, также и святых отцов наставления с угрозами, убойтесь, устыдитесь и смирите себя. Страшно ведь впасть в руки Бога Живаго: на то мы и призваны, чтобы нам собой показывать образ благочестия и так людей привести к благоразумию. Поэтому умножайте талант, вверенный вам от Бога, учите людей Божиих, священники – детей своих духовных и приходских людей, каждый в своем пределе, мужского и женского пола, и детей их учите, чтобы жили в заповедях Господних, в покаянии и в милостыни и в нелицемерной любви, и за то от Бога примете милость и от Него получите… (пропуск в тексте. – Прим. ред.). Аз, грешный, все это сказал вам и опять говорю, что испытывать нас будет Бог, как следует ли мы творим дело Божие? Убойтесь сказанного пророком и апостолом Павлом: «проклят, говорит Божественное Писание, творящий дело Божие с небрежением» (см.:Гал.3:10).


   К тому же, братия и чада мои, Божественное Писание любите и в нем поучайтесь: чтение Писаний есть отверзение небесам. Многие, не читая книг, совратились с правого пути. Вы же, сыновья и братия нашего смирения [1] о Господе, избирайте разумения от Божественных Писаний, как добрая пчела, пребывая на цветах и нектар собирая, бытие же оставляя; ложных книг не читайте и от еретиков уклоняйтесь и общения с ними не имейте. А буесловцам и сквернословцам, богохульникам во всем, не от Боже­ственных Писаний, а суетное и ложное говорящим на пагубу правоверным душам, заграждайте уста и возбраняйте, от Писаний слово собирая. Если же кто будет сопротивляться Преданию Соборной Церкви и нашему поучению и указанию по святым отцам, то вы, сыновья и братия, о них помолитесь, по апостолу Павлу [2]: молитесь друг за друга, чтобы исцелиться (Иак.5:16), и на истинный путь после первого и второго наказания обращайте заблудших, научите, запретите, настойте, понудите людей Божиих к благочестию, всячески исцеляйте недужных, ведь время бурное и дни лукавы, и люди на зло уклонились.


   Потому детей своих духовных и приходских людей каждый на своем приходе, мужского и женского пола и их детей, неослабевая учите страху Божию и от всех богомерзких дел отвращайте, иногда молением, иногда указанием от Божественных Писаний. К тому же рассуждайте, игумены и священники, кого отлучить от Тела Христова и от Церкви на какое-нибудь время; если же кто сам сомневается, то пусть спросит сведущего, как и Господь сказал: всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят (Лк.11:10).


   Кроме того, игумены и священники нашей стороны, священники и диаконы всех церквей и весь причет церковный, всякое церковное пение со страхом и по чину и по уставу целиком исполняйте, как передали нам святые отцы, особенно же Божественную литургию, на которой страшная Божественная вечеря священнодействуется, на которой Сын Божий за всех нас на спасение закалается, храните со страхом и трепетом и никогда не входите в святую церковь, имея вражду на товарища своего. Особенно со страхом и трепетом входите в святой алтарь и поклонение творите ко престолу славы Божией, а пьяный в святую церковь и в святой алтарь или имеющий гнев на кого-нибудь да не входит. Так же делать и народ учите и о спасении душ своих и о них великое попечение имейте.


   Кроме того, по всем церквам из народа простым людям, кроме пономаря, в святой алтарь входить не разрешайте. Никоим образом и никогда не пребывайте во многоглаголании после вечернего пения и до литургии, когда приносите Пречистую Жертву, но, утишив мысли, молитву пошлите к своему Богу и не озирайтеся вспять в своих мыслях и ум весь имейте горе, с Ангелы вам предстоит служить; и тогда Бескровную Жертву приносите и не мыслите в тот час ни о чем земном, потому что Небесного Царя принимаете в своем сердце. Если же кому напакостит враг прелюбодейством, или гнев будет на кого-либо, или по иной какой причине, – пусть лишается службы, а недостоинство иерейское больше всего сводит гнев Божий на людей; многие невежды иереи впадшему в какой-либо грех повелевают служить, дав епитимию, тем призывая на себя бесконечную муку и их посылая на дно адово: различные падения у иерея бывают. Потому следует о таких возвещать епископам, а те пусть рассудят по правилам апостольским и святоотеческим, потому как невозможно разрешить того, кого святые отцы связали, ни связать, кого они не повелели, но только последуя Соборам святых отцов связывать и разрешать.


   Соблюдайте, священники, и чад ваших, которые родились у вас, чтобы они не осквернялись блудом прежде брака, и наказывайте: и за сыновнии грехи осуждение пишется и мука угрожает [3]. Челядь свою, рабов и рабынь учите страху Божиему и к покаянию приводите, а голодом не морите и наготой и босотой не томите, но любите их, как свои члены или как Христос всех нас, так творите и детей своих духовных тому же учите.


   Это все, любя вас, я написал, и если так сохраните завещанное нами, тогда возвеселите и удивите Ангелов и от нашего смирения благословение на себя примете, и молитва ваша будет услышана у Бога.


   Послушайте и еще, сыновья и братия нашего смирения о Господе, что говорит правило: если говорит правило «да извержется», то уже извержен; если говорит «да отлучится», то на некоторое время, соответственно греху, отлучится. И опять слушайте те из иерейского чина, которые живут в нечистоте и в страстях, а епитимии от Бога не принимают! Если не покаетесь и не очистите себя добрыми делами, то ожидает вас там мука вечная. Услышьте Священные Писания, говорящие: если впадет поп или диакон в блуд или другой грех сотворит, который препятствует к священнодейству, да отлучится и не служит! Также не подобает предстоять служителю Божию в святом алтаре, имущему гнев на кого-либо, но сначала пусть примирится, и тогда начнет служить со страхом и трепетом Божественную службу.


   Кроме того, не следует попу красивых одежд носить, но смиренные, также и коротких рубах не подобает носить, но до щиколотки, да со страхом и трепетом все священные церковные службы творит, и пусть не стыдится никого и не боится, даже самого царя.


   И не следует никоим образом преподавать Дары недостойным и пребывающим во грехах, пока не оставят грех и не покаются достойно от всего сердца; а те попы, которые служат с лицемерием и преподают Пречистое Тело и Кровь Христову некоторым осквернившимся блудом и лихоимством и прочими нечистыми страстями, или враждующим на друга, или пьяницам, или разбойникам, или другой какой грех творящим, который препятствует к причащению, пока не очистится от таковых и епитимиями не исправится, – и если подадут им Пречистые Дары, такие попы, как Иуда, предавший Господа, осудятся, чтобы не были оскорблены Святые Таины леностью или наглостью. И да не осквернит муха Даров или мышь; если же что из них вкусит от небрежности иерейской, то иерей строго осудится в будущий век. А молитв отнюдь не подобает читать быстро, но с кротостью и внятно и чисто, да не в досаду Богу будет произносимое и да не на погибель себе. Еще нельзя нечистую или пресную просфору преломлять и класть в чашу, нельзя вина лить в чашу, но смешать чистое вино с молитвой и с водой чистой во святую чашу; и еще иметь попу чистую одежду в святом алтаре, ибо по чину подобает ему совершать в чистоте Святых Таин службу, да приятна будет Богу Святая и Бескровная Жертва. Те, кто Божественную службу достойно служат, живот вечный наследуют и Царство Небесное, а кто не по чину – тот на погибель себе и на осуждение.


   Некогда я, будучи иноком, в ушедший 7171 год придя в пределы города Суздаля в обитель Успения Пресвятой Богородицы, называемую Золотниковская общежительная пустынь, постригся в монашеский чин.


   И по послушанию из той пустыни переведен в обитель Пречистой Богородицы в пределах города Владимира, называемую Казмин монастырь, по челобитью братии того монастыря и вотчинных крестьян, и вместо патриарха получил благословение преосвященного Павла, митрополита Сарского и Подонского, в игуменский чин; и пробыл в том монастыре немногим меньше десяти лет.


   И из того монастыря по воле и по благословению святейшего Иоакима, архиепископа Московского и всея России и всех северных стран патриарха, переведен в пределы города Галича в обитель Живоначальной Троицы и преподобного отца нашего Макария, Желтоводского и Унжен­ского чудотворца, где положено тело его святое; и пробыл в том монастыре пять лет и шесть месяцев.


   И в прошлом, 7190 году 2 апреля по повелению благочестивейшего великого государя царя и великого князя Феодора Алексеевича, всея Великой и Малой и Белой России самодержца, благословением святейшего Иоаки­ма, архиепископа Московского и всея России и всех северных стран патриарха, и по совету преосвященных митрополитов, архиепископов и епископов и всего освя­щенного Собора, произведен в богоспасаемый град Воронеж первопрестольником на епископский престол во святую соборную и апостольскую церковь Благовещения Пресвятой Богородицы и в духоводство и управление Церкви Христовой и многого народа уже… (пропуск в тексте. – Прим. ред.) год пребываю. Потому очень болезную, что мое обещание жить на одном месте не исполнилось [4]; к тому же охвачен сильной боязнью о испытании и взыскании преданного мне, грешному епископу Митрофану, народа христианского. Потому слезно прошу у всей Божией Церкви, у отцов своих, святейших патриархов православных, и у преосвященных митрополитов, архиепископов и епископов, и у того, кто после меня будет братом моим во граде Воронеже на архиерейском престоле, прощения и во всем разрешения прошу; и у освященного собора и у всего православного народа святых молитв смиренно с великим усердием прошу, чтобы помолились о душе моей ко Господу Богу и Пречистой Деве Богородице Марии, чтобы сотворил Господь Бог милость бедствующей душе моей и простил согрешение мое и сподобил меня Царствия Небесного. И после этого благословение подаю и прощение моей епархии паствы священноигуменам, иеромонахам, и монахам, и монахиням, и всему иноческому чину, священникам и диаконам и всему причту церковному и всех священного и духовного чина, и весь народ христианский мужеского и женского пола своей паствы и епархии благословляю, прощаю и разрешаю кающихся всесовершенно во всех приключениях, а которые священного чина люди за тяжкие провинности священства лишены, – и им прощение будет; но тайнодействовать, по правилам святых отец и по нашему суждению, никак не допустятся.


   Если же кого чем прогневал и досадил или оскорбил какого-либо сана и чина людям, каким-либо образом как человек согрешил, будучи в достоинстве великого началь­ства, смиренно прошу согрешениям моим прощения у них.


   Притом же последний мой пастырский долг воздаю и предлагаю в душевную пользу и на вечное спасение своей епархии в городах и селах и пребывающим на всяких местах иметь все внимание о благочестии и о спасении душ своих на содержание и управление нашей православной веры и своего отеческого наследия. Да пребывают все православные христиане в прародительской вере своей благочестиво и праведно со всяким старанием, и следует жительствовать в чистоте, в воздержании и святыне и в покаянии, быть образом благих дел; по святому апостолу, народам своей епархии желаю быть благочестивыми.


   Веру же православно-кафолическую к Богу вседушно любовью иметь, и Святую Церковь, одну во вселенной, которая на Востоке и у нас утвердилась истиной, как матерь чествовать и пребывать в ней неотступно непоколебимому правому учению, и предания и учения, святыми отцами на Соборах определенные и утвержденные, крепко содержать и ни в чем нерушимо и непоколебимо иметь. Так как без правой веры Богу угодити невозможно, также и без Святой Восточной Церкви мудрования и светлого богопреданного ее учения невозможно никому спастись; и о том через святый Символ веры исповедуем Церковь единой, Святой, Соборной и Апостольской, и так ее хранить от всяких ересей и от соблазнительных наветов оберегать.


   И судьям в городах нашей епархии: о правосудии в делах гражданских всячески пусть попекутся и справедливый суд пусть творят, ибо так большую милость и любовь проявят всякому, потому что сильно неправда в суждениях и коварство в людях умножились. Обидимы люди всех чинов: и вдовицы, и сироты, и немощные в бедности; многие люди от оскорблений сильно плачут, ибо суд Божий в людях Его вам, судьям, поручен, избавляйте всякого от неправды.


   Еще завещаю всякому чину своей епархии: православным христианам с еретиками и иноверцами, с католиками и лютеранами, кальвинистами и злобожными татары (которых гнушается Господь и Церковь Божия с богомерзкими идолами их проклинает) в общение и содружество не входить, но как от врагов Божиих и ругателей церковных от тех удалятися, совсем с иноверцами содружества не иметь и во укоризну о вере не разговаривать ни с кем и обычаев их иностранных по традициям еретическим на соблазн христианам от них не слушать и это им запрещать накрепко. Татары – зловерные еретики, отступники Святой Церкви, и все они прокляты, ведь и святой апостол Павел заповедал и от братий по общей христианской вере, пьянствующих и бесчинствующих, отлучаться и не примешиваться к ним, – насколько больше подобает всячески отлучаться от тех еретиков, развратников и хулителей святой нашей веры! Еретики, такие как лютеране, кальвинисты и католики, не советуют и не говорят церковной правды, но то, что человеческое, новообретенное и чуждое истинного благочестия. Татары – проклятые злобожники, в них никакого добра не находится, их подобает всячески приводить в благочестивую веру, и апостольское завещанное слово так говорит: Но я писал вам, братие, не сообщаться с тем, кто, называясь братом (иноверец же больше того), остается блудником, или лихоимцем, или идолослужителем, или злоречивым, или пьяницею, или хищником; с таким даже и не есть вместе (1Кор.5:11), а в иноверцах все эти страсти господствуют, но многие верные люди и честные с ними ядят, не стыдясь, и не боятся греха. Уклоняющиеся от этой заповеди и презирающие завещания Святой Церкви и творящие сами себе закон по гордыне как избежат клятвы, псалмопевцем всегда возвещаемой? Прокляти все уклоняющиися от заповедий Твоих (Пс.118:21), чего всех христиан избави Боже! И в другом месте говорит: извергните развращенного из среды вас (1Кор.5:13). Так явственно Сам Бог завещал, как с иноверными, еретиками и злобными водиться и общаться кому и какую дружбу подобает иметь с ними и пребывать в угождении Богу, когда все люди стоят в истине, о добрых делах прилежат и содержат благие и постоянные нравы.


   Еще же говорил Господь: когда идешь на брань, освободись от всякого скверного слова, а в христианских полках и богомерзкие живые идолы – еретики, злословящие святую нашу веру и благочестие, многие иноверцы: лютеране, кальвинисты и католики неправомудрствующие, да еще и начальниками волки над христианами-агнцами, которым всякие оскорбления, бедным, творят. Не есть добро человеку-еретику, неправославному, владеть и началь­ствовать православными христианами и судить их. В таких чинах подобает быть православным христианам и устраивать благопотребное, ибо благодатью Божией очень много в полковых строях Российского царства царской державы людей благочестивых, в ратоборстве искусных и знающих, апостол же святой Павел очень стыдил коринфян, когда перед иноверцами судился, говорил: К стыду вашему говорю: уничиженных в Церкви (у нас же весьма отчужденных) почто сажаете судить верных, неужели нет между вами ни одного разумного, который мог бы рассудить между братьями своими? Но брат с братом судится, и притом перед неверными. И то уже весьма унизительно для вас (1Кор.6:5-7) судиться от неправедных, а не от святых, то есть от еретиков и злобожников неправедных татар, у которых христиане в подданстве, а не от единородных и единоверных святых христиан российских и в царстве одном живущих.


   От иноверцев и прежде того в древние времена пользы было мало, потому что они были явными врагами Богу и Пресвятой Богородице, Святой Церкви и нам, христианам.


   И люди нашей паствы всякого чина пусть не привыкают к иностранным непотребным обычаям и пусть, не утвержденные в вере и не знающие Писания, с иноверными о вере не беседуют и лестного их учения совсем пусть не слушают, но пусть возымеют в крепости отеческой благорассудные и воздержные поступки в делах и вещах; написано: «не буди всяким ветром носим», изменяющися скоростью непотребств, «старейших не презирай» и, всякое дело начиная, смотри на конец, какой будет всем, потому что вся тварь и время от времени быстро изменяется, и кончина смертная всем приближается, которой и я с годами и болезнью ближе подвержен.


   Кроме того, люди нашей епархии всякого чина пусть живут по чину своему и со всяким вниманием и умеренностью, кому что должно и кому что прилично. И на всякие неполезные дела пусть не растрачиваются и не приходят таким образом в последнюю скудость и убожество. Излишество во всем – дело непотребное; по апостолу же, весьма неполезны кому-либо смехотворство и играния; и многое питие каждому вредно и грешно.


   А судьям нашей епархии это все следует во власти своей надзирать и, судив праведно, по велениям своего государя управлять народами в правде, чтобы правдой, без напрасной тщеты и непотребной суеты, пожили духом в Боге. Мудрые мужи подобное этому возвещали каждому человеку:


   Употреби труд, храни умеренность – богат будешь.

   Воздержанно пей, мало ешь – здрав будешь.

   Твори благо, бегай злого – спасен будешь.


   И таким образом в правду всякому в душе и теле спасение от Господа Бога готово, временное и вечное, благополучное имение и долгота лет во здравии.


   Так завещаю творить по моей смерти: поскольку, по причине дальнего расстояния от обители моего обещания [5] – Пресвятой Богородицы Золотниковской пустыни и от великого неудобства, невозможно моему телу грешному быть погребенным там, в монастыре, по моему обещанию, потому молю и прошу у отцов своих архипастырей, святейших вселенских патриархов православных и кто после моего исхода на престоле в дому Пресвятой Богородицы брат мой архиерей будет и прочих священнослужителей, пусть предадут мое тело сродной земле и погребут его в приделе соборной церкви Архангела под церковью в нижней палате, а не в великой соборной церкви, и мое прошение во всем исполните и не пренебрегайте и души моей грешной тем не оскорбите.


   Еще молю и прошу великим прошением, не пренебрегайте моим прошением, сподобите меня святого великого и ангельского образа схимонашеского и постригите в тот образ, положите в том одеянии по чину схимонахов так, как все святые греческие архиереи, и так, как по образу и по завещанию отца нашего архипастыря святейшего Иоакима, патриарха Московского и всея России, как он заповедал о себе, а нам образ подал. В архиерейские одежды отнюдь не облачайте меня, ибо мы видим древние облаченные тела святых архиереев так, как Алексия, святого митрополита, и чудотворения дара сподобившегося: его святые мощи имеют простое монашеское одеяние; чтобы и мне в том от завещания святейшего патриарха не отличаться, и пусть хотя бы в том по обету моему грешному [6] хоть малая отрада души моей сотворится.


   Теперь и опять молю, и прошу, и завещаю: после моей смерти пусть во всей нашей епархии, в городах и в селах, во святых обителях и во всех приходских церквах в поминовение моей грешной души по окладу данные деньги по окладным книгам на полгода оставить священникам и диаконам и церковным причетникам тех церквей на сорокоусты, а в казну тех окладных половинных денег в то время не собирать.


   А келейных моих денег у меня нет.


   И еще молю и прошу отцов своих святейших вселенских православных патриархов и преосвященных митрополитов, архиепископов и епископов, весь освященный собор, поскольку не имею в келии своей ни золота, ни серебра, чтобы подать на поминание моей грешной души, чтобы казначей давал на всякое подаяние из казны нашей домовой епископии, кто будет на погребении, архимандритам, и игуменам, и протопопу, и священному чину по списку, который дан от нашего смирения за нашей подписью при кончине живота нашего отцу моему духовному казначею иеромонаху Тихону, да протопопу Гавриилу, да ключарю Михаилу, да дьякону Филимону, да успенскому попу Симеону, да казенного приказу подьячему Григорию Иванову.


   А по исходе моей грешной души собрать избранных людей, кому Псалтирь читать непрестанно днем и ночью шесть недель, а чтобы в той службе не было роптания и лжи, дать десять рублей.


   А в приделе соборной церкви Архангела Божия Михаила служба бы была в течение года каждый день, Апостол и Евангелие за упокой и ектении з… (пропуск в тексте. – Прим. ред.).


   И дальше по субботам да поминается душа моя грешная в соборной церкви, в которой я о Господе трудился и во благодати Иисус Христовой блаженно скончался.


   Сотворите милость и последний мой этот долг заплатите и не делайте нам преслушания, но исполните во всем. Потому что надо апостольское учение слушать: никто своей пользы, но ближнего своего каждый пусть ищет (см.:1Кор.10:24); ищущий же, по слову евангельскому, обрящет благодать и славу, мир и милость примет от Бога, и усердно толкущему в двери милосердия Божия исполнением заповедей Господних отверзется Царство Небесное, и примут его во всерадостные кровы блаженства в нескончаемый век.


   Это все заключаю и завещаю, всех оставшихся людей нашей епархии всякого чина и возраста о святой молитве смиренно прося, и у всех вас прощения прошу, а вам благословение мое архиерейское оставляю. Себя же самого, грешного, вручаю Божиему милосердию и непостыдному предстательству Госпожи моей Пресвятой Девы Богородицы Марии и Ангелу своему Хранителю и молитвам всех святых, благоугодивших Богу, взывая и говоря Богу Отцу нашему Небесному: «Отче! в руце Твои предаю дух мой. Аминь».


   Потом еще молю и прошу, когда благоволит Бог по исходе моей грешной души, по благословению отец наших святейших вселенских патриархов, того, кто будет братом мне на архиерейском престоле в дому Пресвятой Богородицы, честного и славного Ее Благовещения, сотворить милость моей грешной душе: поминать во святых своих молитвах ко Господу Богу, когда приносит Бескровную Жертву Богу и Отцу, тогда и меня, грешного, пусть воспомянет, за то и сам да примет от Господа Бога милость, и, по слову Священного Писания, какою мерою мерите, [такою] и вам будут мерить (Мф.7:2).


   Потом молю, чтобы и у всех служителей соборной святой церкви незабвенным было поминовение в молитвах моей грешной души, как апостол Павел [7] повествует: молитесь друг за друга, чтобы исцелиться (Иак.5:16).


   А церковные всякие вещи, сосуды, церковные всякие ризы и всякую одежду архиерейскую и священническую и диаконскую и книги всякие церковные, которые находятся в ризнице и в казенной палате, сохранить недвижимо. Если кто вспомнит, что есть что-то излишнее, статьи в две или в три и более, и это тоже из соборной церкви не забирать, не продавать, не отдавать никому, а оставить в святой церкви, потому что собрано было с великим трудом, все вновь устроил Бог.


   Потом еще молю и прошу у отца своего архипастыря святейшего патриарха и кто после меня будет на престоле архиерейском, брата моего, сотворить милость моей грешной душе: у тех, которые труждались в дому Пресвятой Богородицы в соборной церкви в ризнице: иеродиаконы, иподиаконы, и иереи, и иеромонахи, – у них принять ризницу и всякую церковную утварь по книгам записным, а им притеснений никаких не творить: я за ними никакого порока не видел. Потом в казенной службе у казначея принять казенные деньги по книгам и все казенное имущество по записи, что имеется в наличии, а над ним, казначеем, сотворить милость, ни в чем его не оскорблять и не притеснять за его послушание, он труды великие подъял в постройке святой церкви и в доме Пресвятой Богородицы через силы свои в великой скорби, а был нам послушником с великим радением. Потом в вотчинах домовых, в приписных монастырях, в Троицком Боршеве монастыре, Пречистой Богородицы Владимирской в Карачунском монастыре, строителей во всяких домовых доходах денежных и потому хлебных – их ни в чем не оскорблять и не притеснять; я за ними никакого порока не видел, трудились при нас в великих трудах и в послушании.


   А те доходы, которые в тех монастырях и в вотчинах денежные: или хлеба продано за обиходом, или с мельниц, или с иных вотчинных всяких доходов, – и те все доходы принимал казначей в казну, о том в книгах казенных все записано, а со строителей тех казенных доходов не спрашивать. Также молю и о дьяконе Филимоне, который с начала моего архиерейства в постройке святой соборной новопостроенной каменной церкви и дома Пресвятой Богородицы и о всяких церковных вещах и в домовых нуждах, в Москве и в других городах, и, согласно моему челобитью, по именному великого государя указу, – за его приказную работу и за его всякие труды не оскорблять и притеснения не творить: труды полагали истинно и послушание к нам творили во всем.


   И за всех их прошу и молю брата моего, кто будет на престоле архиерейском, сотворить милость моей грешной душе: не творить притеснения и повреждения, чтобы малую отраду принять в день Страшного и праведного Суда Божия, чтобы не был никто после меня во всяких службах оскорблен. А от нашего смирения им всем мир и благословение и прощение. Потом я у них прошу молитвы и моления ко Господу Богу и прощения, если чем кого оскор­бил словом или делом, и вы меня, грешного, простите и помолитесь обо мне. Аминь.


   Сотворите милость и этот мой последний долг заплатите ко Господу Богу молитвами на душевную мою пользу: помяните душу мою грешную, да и сами помянуты будете у Господа Бога в день праведного суда. Это слово мое предстанет перед вами и мной на Страшном Суде Христовом. Не пренебрегайте моим прошением, слезно молю и прошу о последней вашей любви ко мне, грешному; не забудьте меня в своих молитвах, по апостолу Павлу [8]: молитесь друг за друга, чтобы исцелиться. И если кто сотворит по нашему завещанию тому некое препятствие в исполнении последней моей воли, или коварство, или лукавство сделает при раздаянии вещей написанных, или не исправит по завещанию нашему во всем раздаянии, или поскорбит и не исполнит этого нашего вышенаписанного приказа, тот имеет судию Христа Бога, воздающего каждому по делам, потому что Он – всевидящее око; если же видит кого творящего не лживо, тому и воздаст по его делам, всякому – праведно.



Примечания:

1Под словами «наше смирение» святитель подразумевает себя.

2Здесь и далее ошибка: эти слова относятся к Посланию апостола Иакова.

3Возможно, пропуск в тексте. В никоновской Кормчей: «…святитель без греха быв пред Богом, за сыновние грехи послан будет в муку».

4Святитель подразумевает монашеский обет пребыть в послушании в том же месте, где был пострижен.

5То есть обители, в которой был произнесен иноческий обет.

6Святитель здесь опять говорит о монашеском обете.

7Здесь ошибка: апостол Иаков.

8Иакову (см.:Иак.5:16).

17.09.2017, 936  просмотров

.


Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru Православие.Ru Библиотека "Благовещение" Миссионерский портал диакона Андрея Кураева Отрок.ua - Православный журнал для молодёжи Библиотека святоотеческой литературы АЗБУКА ВЕРЫ Яндекс.Метрика
Система управления сайтом Host CMS
Новости Наш Собор Заказные богослужения Храмы и часовни