Собор Михаила Архангела

День памяти Григория Неокесарийского

I. Фрагменты догматического содержания


1. Из слова «О Троице» [1]


Во всем я усматриваю три существенных [момента] сущность, род, имя. Мы говорим о человек, рабе, кураторе, о человеке, по сущности, о рабе по происхождению или по состоянию, о кураторе по званию. Мы говорим также об Отце, Сыне и Святом Духе, и однако это не имена, которые [только] впоследствии привзошли бы к ним, но ипостаси. Название же «человек» не есть на самом деле название, но общая людям сущность, и есть собственное обозначено всех людей; имена же суть Адам, Авраам, Исаак, Иаков; это, говорю, имена. Божественные ипостаси, конечно, суть имена; однако имена суть ипостаси; ипостаси же обозначают то, что существует и составляет то, что есть сущность Божия. Имя также обозначает действительно существующее естество, как напр., если бы мы говорили «человек». Все (ипостаси) едино естество, едино существо, едина воля и называются Святой Троицей, которые суть действительно существующие имена, одно естество в трех ипостасях, как один род. Ипостась же Сына соединенная, именно единая из двух, то есть из Божества вместе и человечества, которые два составляют едино. Однако Божество от этого не получает никакого приращения, но Троица пребывает, как была. И с ипостасями, конечно, или с именами не происходит ничего нового, но они вечны и безвременны. Однако никто не в состоянии был познать их прежде, чем Сын, соделавшись плотью, открыл их, говоря: Отче, Я открыл имя Твое человекам; прославь Меня и Ты, чтобы знали Меня Сына Твоего [2]. На горе же Отец возгласил, говоря: Сей есть Сын Мой возлюбленный [3]. И Он же послал на Иордан Своего Святаго Духа. И таким образом нам доказано было, что равночестная Троица вечна.


Далее, рождение Сына от Отца непостижимо и неизреченно, и так как оно духовно, то недоступно исследованию, ибо духовный предмет не может быть ни постигнуть, ни исследован телесным предметом; ибо для этого человеческой природе недостает многого. Мы люди, конечно, знаем наше рождение, равно как и рождение иных предметов; но духовный предмет выше человеческого состояния и никаким образом не может быть постигнут человеческим мышлением. Духовная сущность не может ни погибнуть, ни разрушиться; наша же, именно как легкая для постижения, погибает и разрушается. Ибо как может произойти, чтобы человек, который окружен с шести сторон востока, запада, севера, юга, бездны и неба мог постигнуть предмет, который выше неба, ниже бездны, дальше севера и юга, и который находится во всяком месте и всякую пустоту наполняет? А если бы мы были в состоянии исследовать духовную сущность, то и её возвышенность совершенно погибла бы. Рассудим, что происходит в нашем теле, и далее посмотрим, возможно ли нам знать, каким образом от сердца раждаются помышления, от языка слова и под. Если уже о том, что в нас, мы знаем очень мало, то как может случиться, чтобы мы постигли таинство несозданного Творца, которое превосходит всякий ум? В самом деле, если бы человеку было доступно это таинство, то божественный Иоанн никоим образом не утверждал бы: Бога никто не видел никогда [4]. Итак, Кого никто никогда не видел, Тот кому должен считаться подобным, чтобы мы отсюда могли знать Его рождение? И мы, конечно, без всякого сомнения знаем, что наша душа обитает в нас, будучи соединенною с телом, однако, кто когда-нибудь  видел свою душу? кто мог разглядеть её соединение с телом? Мы знаем только то, что душа в нас связана с телом.


Посему так мы утверждаем и веруем, что Слово рождено от Отца, не считая однако исследованным или не зная способа этого. Оно прежде всякого творения, вечное от вечного, как источник от источника и свет от света. Правда, термин «слово» относится к тем трем родам слов, которые употребляются в Писании и не являются ипостасными, именно [слово] В мысли (τὸ κατ᾿ ἔννοιαν), [слово] обнаруженное (προφορικόν) и [слово] членораздельное (ἀρθρικόν). Первое (τὸ κατ᾿ ἔννοιαν) на самом деле не есть сущность. Προφορικόν же это тот голос, который пророки слышать от Бога или самая пророческая речь; и оно, конечно, не есть сущность. Наконец, ἀρθρικόν есть человеческая речь, получившая форму в воздухе, состоящая из слов, она равным образом не есть сущность. Но Божье Слово есть сущность, наделено возвышенной и сильной природой, совечно Ему [Богу] и неотделимо от Него и не погибнет, но пребудет в вечном соединении. Это Слово сотворило небо и землю, и в Нем создано все. Оно есть мышца и сила Божия, никогда неотделимо от Отца вследствие неделимости природы, и вместе с самим Отцем не имеет начала. Оно восприняло от Марии Девы нашу сущность, и посколько Оно духовно, Оно нераздельно равно [Отцу]; посколько же Оно телесно, Оно одинаковым образом и неотделимо равно нам. И снова, посколько Оно духовно, Оно сравнивается со Святым Духом неотделимо и беспредельно. И было не два, но едино естество Святой Троицы прежде воплощения Сына Слова; также и по воплощении Сына естество Троицы пребыло единым. Если же кто верует, что вследствие восприятия Словом человечества произошло приращение в Троице, тот чужд нам и служению кафолической и апостольской Церкви. Это правая, святая, апостольская, вера святаго Бога. Слава Троице Святой во век и в век века. Аминь.


2. О Святой Троице [5]


Из того, что в нас, можно познать и то, что выше нас, ибо и Ветхий и Новый Завет знает проповедывать единаго Бога с Словом и Духом, отсюда и Троица единосущная. Ибо Словом Господним небеса утвердишася, и Духом уст Его вся сила их [6] отсюда и единица в Троице познается. Итак, из нашего примера можно познать и божественное. Ибо в книге Бытия Бог говорит: сотворим человека по образу Нашему и по подобию [7]. Он берет не видимое в человеке, но умопостигаемое, ибо видимое сложно, а Бог прост и несложен; умопостигаемое же есть ум, слово и дух человека. Сии три равны в человеке, ибо и ум рождает слово, и слово движет ум, и ни ум [не бывает] отдельно от слова, ни слово без ума. Подобным же образом слово исходит из ума, когда в нас есть и дух. Сии три равны в нас, так как не могут быть отделены друг от друга. Итак, ум остается умом, рождая слово, и слово остается словом и дух остается духом. Так должно мыслить и относительно божественной сущности; потому что Отец остается Отцем и не делается Сыном, и Сын остается Сыном и не есть Отец, и Дух остается Духом и не есть ни Сын, ни Отец, но Дух Святый. Ибо Отец рождает Сына и есть Отец, рожденный Сын есть Слово и остается Сыном; подобным образом и Святый Дух, иже от Отца исходит [8] есть Дух Святый, Которым все освящается. Итак, Отец, Сын и Святый Дух Троица единосущная. И в нас, созданных по образу Божию, есть ум, слово и дух, три нераздельных и равных. И ум рождает слово бесстрастно; но слово не может произойти из ума отдельно от духа. Отсюда и в нас три ипостаси, но един человек по умопостигаемому в трех ипостасях [именно] в том, что мы имеем ум, слово и дух.



Примечания:

1Напечатан у Mai, Spicilegium Romanum, t. Ill, p. 696–699.

2Ин.17:5-6.

3Mф.17:5; Лк.9:35.

4Ин.1:18.

5Из рукописи Мюнхенской Королевской Библиотеки (God. graec. Моnac. D IX, bomb., 40, Saec. XV), p. 368 sq., напечатан С. P. Caspari в Theologisk Tidsskrift. Ny Raekke. VIII. Christiania 1882, S 53–59.

6Пс.36:6.

7Быт.2:26.

8Ин.16:23.

30.11.2017, 47  просмотров

.


Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru Православие.Ru Библиотека "Благовещение" Миссионерский портал диакона Андрея Кураева Отрок.ua - Православный журнал для молодёжи Библиотека святоотеческой литературы АЗБУКА ВЕРЫ Яндекс.Метрика
Система управления сайтом Host CMS
Новости Наш Собор Заказные богослужения Храмы и часовни