Святитель Серафим (Соболев): "Искажение Православной истины в русской богословской мысли. "Православное учение о спасении" архимандрита Сергия. Глава I"

Вступление

В своей книге «Православное учение о спасении» Архимандрит Сергий [1] решает главный вопрос христианства, имеющий для нас важное жизненное значение. И это значение понятно, ибо говорить о спасении, это значит, иметь в виду наше истинное счастье: и настоящее временное, и будущее – вечное.

Но насколько данный вопрос имеет такое важное значение для нашей жизни, настолько он является глубоким и трудным для богословского мышления и именно потому, что он, прежде всего, есть вопрос жизненный. Для правильного его решения надо, чтобы последнее исходило не столько от нашего ума, сколько от нашего чистого сердца. Здесь, в особенности, следует помнить слова Христа: Блажени чистии сердцем, яко тии Бога узрят (Мф.5:8). Чистота сердца есть плод истинной христианской жизни, есть следствие победы христианина над страстями благодатию Св. Духа через великие нравственные усилия свободной воли.

Ясно отсюда, что только в богословии святых отцов Церкви, основанном на их святой жизни, на их сердечной чистоте, мы можем найти незыблемые основания для безошибочного решения богословских вопросов и, в частности, вопроса о спасении.

Правда, в книг А. Сергия мы находим поразительное изобилие цитат из святоотеческих творений, приводимых автором в качестве основания для его взгляда на дело нашего спасения. Но в то же время здесь, к сожалению, наблюдается неправильный метод пользования творениями св. отцов Церкви, изречения коих приводятся при свете их толкования автором в пользу его собственного взгляда на спасение. В итоге получается учение о спасении, принадлежащее не Свящ. Писанию и святым отцам, а самому А. Сергию.

Отсюда понятно, в каком ошибочном положении оказывается А. Сергий в его учении о спасении. Он убжден, что главная его мысль, из которой он исходит, основывается на Божественном Откровении и святоотеческом учении. Мы имеем в виду его отрицательное отношение к доброделанию из-за страха наказаний и ради наград, что именуется им «правовым жизнепониманием в деле нашего спасения» [2]. Эта мысль не только не находит себе опоры в Богооткровенном и святоотеческом учении, но противна ему.

Да и как может быть иначе, когда и Свящ. Писание и св. отцы внедряют в нас противоположную мысль, а именно, что наша нравственная деятельность, пока мы не достигли совершенства и не можем исполнять Божественных заповедей по совершенной любви к Богу, должна побуждаться страхом наказаний и надеждой на получение от Бога награды.

Правда, А. Сергий это сознает. Он даже заявляет, что правовое отношение наше к Богу, или совершение нами добра из-за наград является предварительной ступенью в нашем нравственном развитии [3]. Это заявление равносильно признанию, что правовое отношение наше к Богу входит в самый состав христианской нравственности и является ее фундаментом.

Однако, в полное противоречие самому себе, т.е. данному своему заявлению, А Сергий в другом месте своей книги изображает представителя правового доброделания в таких отрицательных чертах, что называет его даже «врагом Божиим» [4]

Таким образом, воззрение А. Сергия на правовое доброделание, не будучи основанным на Свящ. Писании и святоотеческом учении, при такой неясности и противоречивости, является неправильным.

Но А. Сергий не ограничивается отрицанием правового элемента в нашей нравственной деятельности, ведущей ко спасению: он отрицает его и в самой основе нашего спасения. Этою основою является искуплене, совершенное нашим Спасителем на кресте, во исполнение требования не только Божественной любви, но, прежде всего, Божественного правосудия. И в этом отрицании А. Сергий расходится с Свящ. Писанием и святоотеческим учением. Поэтому и здесь понимание спасения у А. Сергия, как проистекающее из отрицания им правовой точки зрения, является неправильным.

Эта неправильность еще более увеличивается, если мы примем во внимание мнение А. Сергия, что «правовое доброделание» является признаком, который отличает инославных [5] христиан от православных. Наша Св. Церковь не отвергает правового элемента в деле нашего спасения, так как учит, что как в основе его – в искупительной жертве Христа, необходимо было действие Божественного правосудия, так и в самом процессе его, в нашей нравственной деятельности, нельзя игнорировать этого Божественного свойства и основаннаго на нем нашего доброделания из-за наград, или, выражаясь языком А. Сергия, – нашего правового доброделания.

Поэтому, как мы можем отличаться от инославных христиан в вопросе о правовом доброделании [6], когда последнее в своей сущности принадлежит и православным христианам? Не в этом заключается наше главное отличие от инославных христиан, а во внутренней возрождающей благодати Св. Духа, которая в своих проявлениях присуща только православным христианам.

Если бы А. Сергий имел в виду эту возрождающую благодать, как самое главное и существенное наше отличие от инославных христиан и от всех иноверцев, то не поставил бы во главу угла в своем труде отрицание правового жизнепонимания в деле нашего спасения, ибо не это понимание является здесь самым главным и существенным. Тогда и его учение о спасении совпало бы с Богооткровенным и святоотеческим и не имело бы тех недостатков, коими оно изобилует, не смотря на то, что А. Сергий пытается, но тщетно, его обосновать на Свящ. Писании и учении св. отцов Церкви.

Обратимся к самому учению А. Сергия о спасении.


Глава I

Сущность воззрения А. Сергия на дело нашего спасения: взгляд на Христа не как на страдательное орудие умилостивления, а как на Восстановителя нашего падшего естества. Отрицание правового понимания спасения в его основе. Отношение к этому воззрению Свящ. Писания и святоотеческого учения в лице Еп. Феофана Затворника.

По словам А. Сергия, Церковь наша «видит во Христе не страдательное орудие умилостивления, а восстановителя нашего падшего естества» (1Ин.2:2).

В этих немногих словах выражается сущность всего его воззрения на дело нашего спасения. Здесь отвергается правовое понимание спасения в самой его основе. Этою основою является искупительная крестная жертва Христа, которая, по учению Православной Церкви, совершилась в удовлетворение Божественного правосудия для уничтожения первородного греха и всех наших личных грехов.

Как возможно допустить, чтобы наша Церковь не смотрела на Христа, как на страдательное орудие умилостивления, когда св. Иоанн Богослов в первом своем послании говорит: Той (Сын Божий) очищеше (умилостивление) есть о гресех нашиих, не о наших же точию, но и о (грехах) всего мира (1Ин.4:10). Бог възлюби нас и посла Сына Своего очищение умилостивление) о гресех наших [7]. О том же самом свидетельствует и Ап. Павел, говоря, что Иисуса Христа предположи Бог очищение верою жертву умилостивления) в крови Его … за отпущение прежде бывших грехов [8].

Естественно, что такое воззрение Божественного Откровения на Христа нашло себе выражение и в святоотеческом учении. В своей книге А. Сергий нередко ссылается на Еп. Феофана Затворника, глубоко, по его словам, проникнутого святоотеческим учением [9]; но как раз в его творениях мы и находим утверждение правовой точки зрения, отвергаемой А. Сергием, и подробное раскрытие богооткровенной истины, что крестная смерть Христа есть умилостивительная жертва. Еп. Феофан учит, что крестная смерть Христа совершилась не только, в силу Божественной любви к нам, но и в силу Божественнаго правосудия, как его удовлетворение, или как умилостивительная жертва. Святитель очень обстоятельно выясняет всю необходимость этой умилостивительной жертвы для удовлетворения Божественной правды. Он показывает, что примирить людей с Богом, что-то  же – отменить Божественный приговор с проклятием в словах: Воньже аще день снесте от него, смертию умрете [10] не могла смерть кого-либо из человеческого рода. Ибо эта смерть ничего умилостивляющего не представляет. Она есть только кара за грех (Быт.2:17). Отменить же этот Божественный приговор просто по любви Божией, помимо Божественнаго правосудия, т.е. без умилостивительной жертвы, Господь не мог. Тогда эта любовь Божия оказалась бы поблажающей снисходительностью. Кроме того, Господь оказался бы неверным в Своих словах [11]. Ясно, что Господь мог отменить сей приговор, это проклятие только через удовлетворение Своего Божественнаго правосудия, и через это удовлетворение проложить нам путь к восприятию Его великой Божественной любви. Нужно всегда помнить, что Бог есть не только любовь, но и правда, что Он милует праведно, а не по произволу [12].

Поэтому «для снятия вины греха и клятвы, учит Еп. Феофан, требуется полное удовлетворение правды Божией, оскорбленной грехом… необходима жертва умилостивления, которая, удовлетворяя правде Божией и умиротворяя душу грешника, примиряла бы Бога с человеком и человека с Богом». Такою умилостивительною жертвою и могла быть только смерть Богочеловека. Вот почему «Сын Божий и Бог, говорит Еп. Феофан, воплотился, крестною смертию принес Богу жертву умилостивления за род наш, снял с нас вину греха и примирил нас с Богом» (Ин.16:7).

Если мы обратимся к свидетельствам Свящ. Писания, то увидим, что вся неизреченная любовь Божия могла излиться на нас только после умилостивительной крестной жертвы Христа. Только и единственно через нее Спаситель мог сделаться Восстановителем нашего падшего естества благодатию Св. Духа, почему Он и сказал ученикам: Уне есть вам да Аз иду. Аще бо не иду Аз Утешитель не приидет к вам, аще ли же иду, послю Его к вам (Рим.3:25).

В своем послании к Римлянам Ап. Павел говорит, что Иисуса Христа предположи Бог очищение верою (предложил Бог в жертву умилостивления) в крови Его, в явление правды Своея, за отпущение прежде бывших грехов (Рим.5:10). Аще бо, продолжает речь Апостол в том же послании, врази бывше примирихомся Богу смертию Сына Его, множае пане примирившеся спасемся в животе Его (Евр.9:26). Он, говорится в послании к Евреям, единою… во отметание греха, жертвою Своею явися (Евр.10:9–10). Тогда рече: се, иду сотворити волю Твою, Боже… О нейже воли освящени есмы принесением тела Иисус Христова единою (Рим.8:3–4). Бог, пишет Ап. Павел римским христианам, Сына Своего посла… и о гресе осуди грех во плоти, да оправдание закона исполнится в нас, не по плоти ходящих, но по духу (2Кор.5:21). Не ведевшаго бо греха по нас грех сотвори (сделал для нас жертвою за грех), да мы будем правда Божия о Нем Нем… праведными пред Богом) [13].

Таким образом, из Божественного Откровения видно, что между умилостивительною крестною жертвою Спасителя и нашим возрождением наблюдается такое же соотношение, какое бывает между причиною и следствием.

Конечно, с этою Богооткровенною истиною не может расходиться и святоотеческое учение. Вот почему тот же Еп. Феофан Затворник, выражая святоотеческое учение, говорит, что для спасения нашего потребны: во-первых, умилостивление Бога, снятие с нас клятвы законной и возвращение нам Божия благоволения, во-вторых, оживотворение нас умерщвленных грехом, или дарование нам новой жизни.

«Если неумилостивленным к нам пребудет Бог, мы не можем получить от Него никакой милости; если не получим милости, благодати не сподобимся; если благодати не сподобимся, новой жизни возыметь не возможем» [14].

Так из вышеизложенного очевидна истина, что Христос сделался Восстановителем нашего падшего естества именно потому, что Он был страдательным орудием умилостивления.

Но ясно отсюда и то, что, отвергая в учении о нашем спасении правовое воззрение через отрицание взгляда на Христа, как на умилостивительную жертву, мы не только впадаем в одностороннее понимание дела нашего спасения, но и ниспровергаем Божественное домостроительство в самой его основе. Иначе сказать, отрицая в нем действие Божественного правосудия и полагая здесь все дело в любви Божией, мы тем самым отрицаем все спасительные для нас следствия, которые проистекают от крестной смерти Христа, как умилостивительной жертвы.

К такому печальному выводу приводит учение А. Сергия о спасении и, в частности, об искуплении, в силу своей односторонности. Эта односторонность наблюдается и в его воззрении на спасение, как на дело, которое совершается в нравственной христианской деятельности самого человека.


Примечания:

1Архимандрит Сергй (Старогородский), ныне Митрополит Московский, «Православное учение о спасении». Казань. 1898.

2Термины: «правовое жизнепонимание», «правовое доброделание», «правовое отношение к Богу» не встречаются ни в Свящ. Писании, ни в святоотеческой литературе. Эти термины вводит А. Сергий в своем труде для обозначения доброделания из-за страха наказаний и ради наград.

3 «Православное учение о спасении», стр. 18.

4иbиd., стр. 58.

5Этому вопросу А. Сергий уделяет много внимания в введении к своей книге: «Православное учение о спасении», стр. 12–55.

6 «Православное учение о спасении», стр. 24.

7Рим.3:25; сравн.: Евр.2:17. Здесь – в 25 ст. 3-й гл. послания к Римлянам, как и в двух предшествующих цитатах Свящ. Писания (1Ин.2:2; 4:10), слово «умилостивление» обозначено в славянском тексте словом «очищение». Эти слова различаются между собою только по форме. По существенному же своему значению они, в данном случае, тождественны. В своем толковании указанного стиха и, в частности, слова «очищение», каковое толкование мы уже приводили в своем разборе статьи М. Антония, Еп. Феофан Затворник говорит: «В день очищения или всеобщего покаяния сынов Израиля… первосвященник входил с жертвенною кровию во святая святых, и кропил кровию седмижды на очистилище (Исх.25; Лев.16). Что прообразовательное очистилище давало однократно и на один год, то в Господе кровию Его, на Нем сущею, дается непрерывно и во все века веков! Сию истину и внушает Апостол, когда говорит, что Бог от века положил быть Господу Иисусу Христу для нас очистилищем или умилостивилищем… Так толкуют все нашн толковники. Полнее всех изобразил это бл. Феодорит. (Еп. Феофан Затворник. Толкование И-Ѵ40;ИИИ гл. посл. св. Ап. Павла к Римл., стр. 230).

8 «Правосл. учение о спасении», стр. 184.

9Быт.2:17; Еп. Феофан, Толкование посл. Ап. Павла к Галатам, стр. 242–246. М. 1893.

10Еп. Феофан. «Начертание христианского нравоучения», стр. 13. М. 1895.

11Еп. Феофан. Толков. I-VIII гл. посл. св. Ап. Павла к Римлянам, стр. 228–232.

12Еп. Феофан. «Начертание Христ. нравоучения», стр. 12–13, 16.

13Еп. Феофан. «Начертание христианск. нравоучения», стр. 11.

14 «Православное учение о спасении», стр. 56

Архимандрит Сергий, Учение о спасении, Православное учение, Русское богословие, Православная истина, Искажение истины, Серафим Соболев28.11.2018, 39 просмотров.

Добавить комментарий

Имя
E-mail
Телефон
Тема
Комментарий
Оценка
Показать другое число
Контрольное число*
Адрес Собора Михаила Архангела:
г. Железногорск, ул. 60 лет ВЛКСМ, 31,
тел. +7 (3919) 74-02-33
Посмотреть на карте
Адрес Красноярской епархии:
г. Красноярск, ул. Горького, 27,
тел.+7 (391) 211-82-69
Посмотреть на карте
Реабилитационный центр для наркозависимых:
+7 (391) 29-257-29 или +7 (391) 29-767-23
Посмотреть на карте

Собор Михаила Архангела

Красноярская епархия

Реабилитационный центр для наркозависимых